00:24 

asuka_ru (2/2)

Автор: Неизвестно
Дата: 2009/07/25-2009/08/02
Источник: АИБ, возможно iichan.ru (копию выложили именно там)

Паста не влезла в одно сообщение. Это окончание пасты.

начало
31 июля 2009 года. 02:23

(Тут было описание того, как ГГ проснулся от криков Ани из соседнейкомнаты, но я его потерял. Вкратце, он прибежал ей в комнату и увидел,что она кричит во сне. Он начал её будить и…)

Наконец её взгляд прояснился, и я смог обнять её. На вопросы, что этобыло, она только трясла головой и крупно дрожала. Никах слёз ивсхлипов, только действительно ставший холодным под ночным ветром изокна слой пота и крупная дрожь. Это всё напугало уже меня. Дома естьвсякие слабые успокоительные, типа валерьянки, пустырника, такоготипа, я хотел сходить за ними – но она так вцепилась в меня руками,что я тут же отставил попытки встать.

Она вцепилась меня как тонущий в спасательный круг и дрожала. Оченьнеприятно на самом деле, аноны. На описании это «огого, эротичненько,да, потная девка жмётся к битарду, ололо, пошли трахаться!», а вот насамом деле, это было страшно, и для меня. Неизвестность, её отказыхоть что-то пояснить, эта дрожь. Наконец, я принял решение, - теперьпонимаю, что абсолютно верное – подхватил её и понёс на кухню. Там унас вся эта травянистая бодяга и лежит. Она совершенно не пыталасьсопротивляться, только сжалась в какой-то уж совсем плотный комочек.

Я усадил её на стул, именно усадил, такое впечатление, что в тотмомент она ещё не очень отличала прошедший сон от реальности. Не знаю,помогли травы или нет, но после них, она попросила отвести её взал. Мы пошли – на этот раз она шла сама. Дрожь почти ушла, вообщепостепенно дрожащая и испуганно озирающаяся девочка уступала местопрежней Ане. Только непривычно растерянной и сильно смущённой. Мыдолго сидели, бессмысленно переключая каналы телевизора, явключил свет.

Потом, очень поздно, она всё-таки задремала, навалившись на меня. Ясидел, долго почти не шевелясь и прислушиваясь к её дыханию, чтобыразбудить, если опять приснится кошмар. Она всё ещё спит, я тут. Ноуже ухожу. Надо приготовить завтрак.

14:04

А у нас дождь и гроза, помешавшие выбраться на пляж. Зато мы выбралисьв парк покормить вконец оборзевших уток и посмотреть, как голубиотчаянно носятся по берегу, пытаясь урвать хоть кусочек. Смешно. Мойсуточный ритм порушен в чистую, приходится осознанно напоминать себе,что уже воскресенье – а не суббота, и уж точно не пятница. Даже угугла спрашивал. Зашли переодеться, пусть дождь совсем мелкий, носнова простудиться – нет пути, у нас тут куплены билеты на речнуюэкскурсию, на завтра. Отплываем в девять утра, приплываем в семьвечера.

На улице хорошо. Чёрные грозовые облака, несколько просветов, черезкоторые тянутся бледные лучи заходящего солнца, и прочая почтиромантическая бодяга. Мы всё ждали дождя, а его нет и нет. Что засвинство, нужен дождь, его нет, не нужен – вот, получите ираспишитесь. На мосту капания детишек всех возрастов прыгала вводы. Идиоты, я прямо видел, как Ане хочется последовать тоже,прыгнуть, она даже свесилась через перила. Чёрт, сколько кирпичей. Ичто мне делать, анон, если бы она прыгнула? Только следовать за ней, ая плаваю не так хорошо и вообще КИРПИЧИ. Но прыгнул бы. Эта внутренняяуверенность даже заставляет гордиться собой, лол.

К моему тайному счастью, страх высоты, или нежелание опять завалитьсяв кроватку с сопливым носом, или всё вместе взятое плюс неизвестныемне факторы, перевесили.

15:12

К завтрашнему дню купили платков. Ей очень запало в душу, что передвходом в наши храмы надо обязательно повязывать голову платком, я такпонял, у них достаточно шляпки. Запало, и заклинило, мы пошливыискивать платок. А где один платок, там и второй, и даже третий. Врезультате, у неё на руках оказался целый ворох тканей, от чёрногошёлкового платка, красивого, но почему-то наводящего меня на мысли опохоронах, до огромного, пухового чудовища, в которое она можетнаверное завернуться полностью. Чем и займётся по приходу домой.Сейчас она с моей мамой пошли в парикмахерскую и в прочие процедурныекабинеты для женщин.

Да, этот платок она мне так и не доверила даже потрогать, егонемедленно упаковали и она несла его сама, обнимая как плюшевогомедвежонка. Вот сейчас понимаю, этот платок меня видимо и спас. Она нехотела его отдавать, а прыгать с ним никак нельзя. Намокнет иутопит. Без шуток, это какая-то простыня. Пакет мне строго запрещенотрогать, пока она не вернётся, под страхом полного экстерминантуса.

16:49

Да, я узнал, в чём дело. В детстве на неё напали собаки и вот иногдаэто снится. Поделать ничего не может. Такие дела. Вот так анон. Заокнами гром, дождь всё-таки пошёл. Ты говоришь, сделать что-нибудь?Пожалуй, да. Стоит. В конце концов, последний день. Если мне хватитяиц, то я ей кое-что скажу. Не хочется только, выдавать банальное «ялюблю тебя и если уедешь, перережу себе вены».

Да, вот ещё. Я даже не знаю, говорить ли, но я узнал её маленькуютайну вчера, такую милую, блин, кавай на марше. Она спит с маленькимигрушечным котёнком. Прелесть. Не выкидывай я ночью железобетонныхплит из всех щелей, даже посмеялся бы. А так, даже забыл, вот до этогомомента.

19:36

Учили завязывать платок. Он действительно, мягко говоря, великоват. Ипышен. Ничего более дурацкого и смешного представить нельзя, её лицоиз него выглядывает как из тёплой норки. Всё-таки придётся ейдовольствоваться косынкой, а это будет шалью, хотя зачем шаль принашей погоде, я вообще не представляю. Девчоночья душа, более чемпотёмки, мда.

Я мельком глянул в тред, я понимаю, что хочется чего нибудь ещё болеепрекрасного, чем танец в Катакомбах, но, увы. Нет, не так – для менябыло множество мгновений, секунд, минут, целые часы, и даже ночи, неуступающие этому танцу. Но, конечно, для вас это всё не так. Ксожалению, я не настолько хорошо обращаюсь со словами, как хотелосьбы. У нас последние дни, быт, быт.

И многое упущено. Фонтаны, парки, площади, я думаю и понимаю, что могбы и получше спланировать времяпровождение. Она то здесь ровным счётомничего не знает. Я бы показал наш странный театр, вошедший вархитектурные справочники. И фонтаны. И старые родники. И тысячивещей, ВНЕЗАПНО, приходящих мне в голову сегодня. Но у меня толькозавтра. И всё. Я не знаю, как я буду прощаться с ней. Будет больно, ненаверно, точно – но я не знаю, как это будет. Анон, если бы только яне тупил так с самого начала, если бы можно было вернуть эти почтичуть менее сорока пяти потерянных часов. Неважно.

Я пишу и тру, пишу и тру. Я не знаю, что хочу сказать тебе анон. Чтонадежда есть? Какая к хуям надежда, если человек ставший мне дорожевсего, что было в моей жалкой жизни, улетает? И я НИКОГДА её не увижу.Но всё же, ведь она была. Что сильнее, боль от расставания, или этопережитое, и ещё не закончившееся счастье? Со вкусом острого перца, носчастье.

Я - задрот, анон. Не новость здесь, но всё же. Может чуть менеезабит и зажат, но суть то не изменишь. Романтика? Её хоть чем жуй, носегодня. Романтично ли то, что случилось буквально полчаса назад,аноны?

20:12

Сегодня я понял, что несусветно тупил. Нет, вы знаете, что янесусветно тупил, но я несколько о другом. Понимаете, аноны, когда онаприехала, я не хотел чтобы надо мной смеялась быдло девка, изневедомых ебеней, ещё и тощая и мелкая, и оручая. Нда. Мне противното, что я сейчас написал, но таковы были мои мысли. И я убрал в шкафнекоторые свои игрушки, карточные игры "Манчкин", там, немного мотыги,Слуги Тёмного властелина, кое-что от Звезды. Потом мне было не доних. И вот сегодня, Аня полезла укладывать свой дурацкий платок вшкаф, её буквально убеждали оставить его в покое, лол, незаворачиваться и не бегать по квартире с этим флагом.

И она влезла именно в те ящики. И что анон? Я испугался. Несильно. Всё-таки, я хотел надеяться, что наши отношения сильнеекусочком картона. Но всё же, я слишком хорошо помню, как реагируют моизнакомые, в том числе и девушки (лол, знакомые девушки у задрота, да),на них. Да ты и сам в курсе. Только я забыл, что в их неведомыхебенях, это не только отрада горстки асоциальных, отверженныхидиотов. Это ещё и Traditional Games. Вот. Как вам такое? Сбывшаясямечта идиота «ах, девочка сыграет со мной партию Слуг»? Или, «ах, какромантично»? Или, может, «заебало твоё моэ, давай ебаться»?

Этот тред, он нужен в первую очередь мне. Как я говорил. Дляпамяти. Об этом странном лете. Первом лете за семь лет, которое я невозненавидел. Или не семь? Может больше. Не важно. Пока, аноны.Будьте счастливы. Если можете, пожелайте мне удачи. Завтра. Незнаю. У меня одни сутки. Боюсь, больше я не потрачу на чан ни минуты,до самого утра вторника.

2 августа 2009 года. 01:48

Потрясающе анон. Просто потрясающе. Словно, весь мир, разом решилрасплатиться по неизвестным мне долгам, и впрягся за меня. Вчера язаснул очень поздно. Все спали, а я всё ещё смотрел в потолок, и дажене думал ни о чём. Я не боялся наступающего дня, скорее я перешёл натот уровень, когда человек уже не боится. Просто кристальнаяясность. И по капле скапливающаяся решимость. Если уж решил, чегобежать? Я решил сказать ей, что влюбился. На обратном пути с прогулки,точно сказать. И если она ответит непониманием или презрением, что же,пусть так.

Я получил и так гораздо больше, чем казалось, возможно. Я готов квозможности поражения, но перед этим отдам душу в попытке победить.Было ещё много возвышенного бреда, полного безумия, всплывающего вперевозбуждённом мозгу, омываемом кровью, щедро сдобреннойгормональным салатиком. Как же хорошо, что мне не был доступенинтернет. Заснул я в четыре, а проснулся когда только забил колоколмонастыря, а это шесть утра ровно. Монастырь находится далеко от моегодома, но иногда, если на улице особенно тихо, гулкие удары одинокогоколокола разносятся по всему району. По ком звонит колокол? Пронеслосьв голове, и следом, - «я же не читал эту книжку», и я проснулсяокончательно.

Удивительно, я был абсолютно бодр, никакой усталости. Ни малейшей. Яне чувствовал себя таким бодрым, с того самого несчастного утра, какпошёл «в первый раз, в первый класс». Меня удивило то, что мама ужене спит, и готовит нам завтрак.

- Разбуди её, уже пора собираться – сказала мама, - Раз уж проснулся.

Я направился к двери комнаты, которая была чуть приоткрыта, постучал иуже начал её приоткрывать, чтобы можно было внятно сказатьпросыпайся!, как в дверь изнутри влетела подушка, и меня обозвалидураком, вламывающимся в комнаты к голым девушкам. Или примерно так, яне понял тирады. Естественно, я закрыл дверь. Никакого страха илинеуверенности или чувства неудобства не было, разве, что лёгкийинтерес. Через пару минут вышла Аня, в шортах и майке, раскрасневшаясяи немного злая. Но это ничего, к её вспышкам гнева мне не привыкать,лол.

Мне надо поторапливаться анон, сегодня мы будем гулять, пока несвалимся, а может и дольше. Да и отсутствующий пейсательский талантподводит. Хотя время есть, она в ванной, а это всегда надолго. Что жея хотел рассказать тебе? Многое. О слегка побитом, но таком миломречном пароходике, при виде которого Аня зашлась в крике восторга, неверя что мы поплывём на таком лапочке. По мне он больше напоминаллохань, но через некоторое время её восторг предался имне. Прекрасный такой, надутый буксир. Весьма ухоженный, хоть изатёртый сотнями, если не тысячами километров, намотанными по реке.

Мы погрузились и поплыли. Всё время мы не сходили с палубы, тут ипригодился дурацкий платок, а я понял, что шаль – может не такая иплохая идея. С расчётом на нашу жару, оделись мы весьма легко, тольколёгкие кофты для защиты от утренней прохлады – и если в городе лишнимибыли и они, то на реке совсем другое дело. Но холодно мне не было.Аня сразу хотела повторить сцену из Титаника, но капитан, глотаяругань, согнал нас с носа, мы мол, мешаем ему править. Мы прошли мимозаросших деревьями берегов, и баз отдыха с пляжами, и раннимикупальщиками на них, каждый раз она кричала и махала руками,подпрыгивая, и едва не сваливаясь за борт. Нам кричали в ответ,всегда. Такая простая вещь, и так приятно.

Мимо проплыло несколько коряг, на одной расселась и чистилась водянаякрыса, не обращавшая никакого внимания ни на нас, ни на корабль. КрысаАню привела в восторг. Утром в реке играл гибрид, рыбины выпрыгивалииз воды почти полностью, поднимая неслабую рябь, покрикивали чайки,можно было, даже закрыв глаза, домыслить запах йода и представить себеморе. Но я не закрывал глаза ни на секунду. Мимо нас проносились,развалившиеся небольшие здания непонятного назначения, жмущиеся кберегу сады, мы проходили под мостами и тогда Аня задирала голову ирассматривала железные конструкции с неподдельным интересом. Вообще, язаметил, что железо всевозможных упорядоченных машинных форм, еёкрайне привлекают, причём не обычные авто, а что нибудь исполинское.

Восходило солнце, и чем выше, тем сильнее блестели бурунчики в нашемкильватере и волны на поверхности. Свежесть, солнце, любимый человекрядом – никогда битард не чувствовал себя большим быдлом, и никогда онне понимал это «быдло» лучше чем в это утро. Приплыли. Трапу нехватило целого метра до причала и, пока взрослые дяди разбирались, вчём там проблема, особые храбрецы сходили так. Лучший способ зафейлитьвсё, рухнуть в грязь, с пары метров, ещё подумал я, перед тем какпрыгать. Но прыгать было нужно, Аня, с её то боязнью высоты сошла скораблика одной из первых. Как видите, раз пишу это в таких мажорныхнотах, значит допрыгнул. Но считаю, глупо. Лучше было пять минутподождать. А, да ладно, всё прошло отлично чего уж тут ныть.

Косынка действительно пригодилась, экскурсанты шедшие с нами первымделом отправились в храм. И хотя там же оказалось, что в целом,покрывать волосы лишнее и все дружно на это забивают – Аня несобиралась отказываться от такого опыта. Для неё это было чем-то вродезаменителя медведей, водки и снега. В принципе, она говорила мне, чтоожидала гораздо большего развала, грязи и прочего, но неоправдалось. А так, попала в даже местами современный, потрёпанныйвременем город. Мы стояли под гулкими сводами, и она в прямом смыслеслова застыла перед иконостасом. Он и меня, пару раз его ужевидевшего, да и привычного к православному убранству в храмах,несколько потрясает, а она вообще не могла отвести взгляда. Потом ячитал надписи выбитые во врезанных в пол плитах. Там описывалось, ктои за что молился на «этом самом месте» из известных людей.

Мы осматривали иконы, и о, какие вандалы, кое-кто из нас (не будемпоказывать пальцем, но это был не я) не постеснялся отковырять ногтемкусочек позолоты. Немцы никак не успокоятся, всё норовят наложить лапуна наше культурное богатство. И фраза «надо было это всё в Германиюувезти», сказанная хозяйским тоном, и весьма не тихо, да ещё с такимакцентом, физиономии пары слышавших нас волосатых кунов надо быловидеть. К счастью, парней с нагайками в радиусе слышимости неоказалось.

Итак… Что ещё анон? Мы поднялись на колокольню, и это, пожалуй, первыйраз, когда мне пришлось на полпути уговаривать её продолжитьподъём. Каюсь, я ещё хотел и проверить, не врёт ли насчёт боязнивысоты. Не врёт. Дрожит, всё сильнее с каждой ступенькой, норовитприсесть и, наконец, почти повисает на мне. Я сволочь, но попытки ужемои, спустить её вниз, уже примерно в трети пути от площадки наверхушке, были приняты в штыковую атаку, Аня отлипла от меня,поправила упавшие на лицо волосы и пошла сама, хотя и видно было, чтоноги у неё подгибаются. Идиот. Да.

На вершине, её отпустило. Не до конца, но прочные перила и канатыколоколов вселяли уверенность видимо. Смотреть на мир с такой высоты,когда вокруг нет скрывающих горизонт зданий, весело. Знай анон, ясобирался признаться ей во всём, именно там. Поэтому и тащил, такупорно на верхотуру. Но жизнь внесла свои коррективы, сначала мыслишком увлеклись тыканием пальцами в различные ориентиры наместности, включая уныло бредущее стало коров. Потом налетел ветер, и,кажется, колокольню даже качнуло, а потом нас вообще оттуда вежливопопросили свалить, ещё и, поинтересовавшись, как мы вообще тамоказались.

Притом, что на табличке рядом была надпись, вход свободный. Вниз Анякак катапультировалась, и некоторое время мы отдыхали на скамеечке,охлаждаясь мороженным. Время, похоже, выходит, анон. На обратном пути,мы стояли уже в свете закатного солнца. Людей на пляжах было гораздобольше, но им и без нас было, кому покричать. Аня всё же подустала, ятупил. Ох, как же может тупить человек. Это больше смахивало наступор. Слова вообще не шли. Слова по сути дела, конечно. Моёфейловое, давно придуманное и измазанное сопельками и слёзкамипризнание.

Аня крутила в руке свой платок, и то сворачивая его, то разворачиваля,крутила в воздухе, превращая его в мягкую верёвку. Наконец она сложилаего в нечто вроде огромного и толстого шарфа. Я точно помню это, я какраз повернулся к ней, привлечённый манипуляциями с этим чудом пуховойпромышленности, если такая есть. Она посмотрела мне прямо в глаза, веё зрачках сверкнули такие, бесята, если вы понимаете, о чём я,никогда не предвещавшие мне ничего хорошего. Она сильно толкнула менярукой в грудь, я отступил на шаг и в этот момент мягкий платокобхватил мою голову, как широкой верёвкой. Он действительно большойанон. Аня резко потянула, и сама шагнула навстречу. Я как былинныйслоупок только и мог что таращится, и выкладывать кирпичики, когда онавзяла управление на себя и крепко поцеловала меня.

Анон, ступор от, «я хочу сказать тебе, вот только как, не знаю», этоничто, это ноль и пустота в кубе по сравнению с тем, что испытал я.Клянусь, от шока я с трудом понял что происходил, я хорошо хоть(спасибо, шок) не вырывался. Она не закрывала глаза, смотрела прямо вмои, и аноны, мне даже стыдно вспоминать выражение своих глазах, как уВНЕЗАПНО И ЖИДКО обдриставшегося котёнка. Никаких лолов. Наверно,прошли секунды, перед тем как я ощутил её язык у себя во рту, мягкоскользящий по небу. Руки я держал как солдат, строго по швам.

Наконец, она отпустила мои губы, но не меня. «Даже, не обнимешь меня,чудо?», - сказала она смеясь. Я как автомат обнял её, и мы, наконец,поцеловались. Нормально, я имею в виду. А не этим, одностороннимпоцелуем-изнасилованием нежного битарда. Она отпустила платок и обняламеня. Более чем поцеловались. Даже когда у меня начал кончатьсякислород – всегда имел проблемы с носовым дыханием, я не смог найтисил отстраниться. И даже если нашёл бы – хуй там. Это была быдостойная смерть. Нам свистели люди идущие мимо по пароходику, акапитан подбадривал и наконец, когда она всё таки глубоко дышаотпустила меня, дал сирену. Ха. Думаю, всё-таки нам, а не барже.

И мы повторили ту быдляцкую сцену из Титаника. И на этот раз, речнойволк капитан посудинки претензий не имел.

Всё. До завтра. Завра напишу финал.

Для чанов финал. Для нас – посмотрим.

В любом случае, расставание будет не политым кровью и слезами комкомболи, как мне казалось. Что-то кончается, что-то начинается, ведьтак? У меня есть все контакты, включая адрес и пароль от аккаунта на ихподобии вконтакта, как я понял. Даже с инструкцией, что вбивать в поляформы, чтобы у модеров не было вопросов, если я создам свой акк там. Идомашний адрес, и телефон, и аська. И всё прочее. Надежда есть.

СПАСИБО АНОНЫ! БУДЬТЕ СЧАСТЛИВЫ!

2 августа 2009 года. 16:24

Я обещал финал – но это уже эпилог, на самом деле. Неожиданно даже длямне. Финал был вчера, на дурацком тарахтящем буксире. А сегодня –эпилог.

Знаете, я по-разному представлял сегодняшнее утро – обычно как эпичнуютрагедию, в стихах и слезах, и соплях. А получилось, тихо, мирно, дажебез особой грусти. Мы даже не «держались за руки до самого конца» и не«целовались, не в силах остановиться». Всякие дурацкие истории мырассказывали. Хотя по сравнению с нашей, ни одна рядом не стояла постранности. О, ужас, анон, она не клялась вернуться, и даже не обещалаждать вечно. Год, два, может три. Она говорила этосмеясь. Действительно, влюблённость это хорошо, но надо как-то и житьдальше. Я точно знаю свои ближайшие планы – съездить уже к ней. Думаю,через год это вполне реально. Или даже зимой. Благо,НАИОФИЦИАЛЬНЕЙШЕЕ, хаха, приглашение у меня уже есть. А также, аська,мыло и всё прочее на нескольких листах. Ха, уверен, ещё буду ихобнюхивать и даже оболью слезами, но сейчас у меня максимум лёгкаягрусть. Да ито из-за того, что планируемая вчера прогулка такипродлилась не так долго, как хотелось. Всё-таки сборы это сборы итребуют присутствия отбывающего. Сам не ожидал. Извините, те кому непонравилось. Как мог, так и писал. Я ухожу спасть, я монитор с трудомвижу. Вставать в такую рань, и почти не спать столько времени, сейчася понимаю, что меня уже тошнит от усталости.

Всё. Это эпилог. И он закончился.

Я счастлив.

Вам счастья.

Радости. Всего такого. Даже не знаю чего пожелать, кроме этого.Больше я не напишу в этот тред. Он себя исчерпал, и главное себяисчерпал я. Прощай, анонимус. Надеюсь, глупая сказка, рассказаннаянеумелым аффтором, в которую ты волен верить или нет, согрела тебя.Прощай и будь счастлив.

@темы: iichan

URL
   

Блочное копирование

главная